Константин (k_lvk) wrote,
Константин
k_lvk

Category:

"Западные историки не хотят, чтобы читатель ощущал своих предков как "наивных"...

"Есть и некоторые специальные методические трудности, с которыми я встретился, обратившись к занятиям "русистикой". В частности, вот одна из них, довольно характерная. Западные историки, отнюдь не считают ненаучным, цитируя тексты XVI-XVII вв., несколько модернизировать их язык, как и орфографию. Такое цитирование источников в общем является общепринятым, в том числе даже в самых академических сочинениях историков. К тому есть веские причины. То, что было нормой на прошедших этапах истории того или иного языка, не исчезает вовсе, уступая место новым нормам, но очень долго сохраняется в малообразованных и периферийных общественных кругах. Поэтому устаревшие тексты невольно воспринимаются нами несколько свысока: они ассоциируются с современными архаизмами и провинциализмами. Образ автора текста помимо нашего сознания из "старого" превращается в "старомодный", мы снисходительно прощаем ему какую-то недостаточную образованность, неумелость и провинциальность, либо, напротив, смешноватую манерность. Ничего этого на самом деле не было в рамках языковой культуры своего времени. Западные историки не хотят, чтобы читатель ощущал своих предков как "наивных" - они переводят его речь на язык современного передового человека. Никто не усматривает в этом нарушения интересов исторической науки, и только филологическая наука заинтересована в интактных древних текстах. Упорство "русистов", оправдываемое академизмом, делает историю России прошлых веков несколько дикой. Иные специалисты замечали этот психологический крен и пробовали перешибить традицию цитирования, противопоставляющую в восприятии читателя умному автору курьезного предка. Так, М.Н. Тихомиров пришел к выводу о назревшей необходимости цитировать древнерусские тексты в исторических сочинениях (разумеется, речь не идет об археографических изданиях) в переводе на современный русский язык, но не встретил понимания... Разумеется, перевод старых текстов на современный русский язык требует не максимализма, а минимализма и величайшей осмотрительности, но сказанное объясняет, почему я присоединился к М.Н. Тихомирову (с которым мы обсуждали этот вопрос) и предлагаю читателю все цитаты из русских документов XVII в. в минимально модернизированной редакции или с приведением в скобках параллельных оборотов. Этот текстологический вопрос - только малая иллюстрация к обильным трудностям, возникающим перед историком, восстанавливающим место России в системе европейских государств."
(Поршнев Б.Ф. Тридцатилетняя война и вступление в нее Швеции и Московского государства. М., 1976. С. 7-8)

Много лет назад эти соображения из введения к классической работе Б.Ф. Поршнева заставили серьёзно задуматься про некоторые особенности восприятия отечественной истории нашими современниками. То, о чём рассуждал Поршнев, воочию наблюдал тогда на очень интересном примере: в 1987-1988 гг. посещавшие регулярные собрания военно-исторического клуба при ГММ А.В. Суворова определялись по интересам в только начинавшейся реконструкции, выбор же стоял между "русскими" и "французами" времён наполеоновских войн. Разных объективных и субъективных факторов было много, но в итоге число "французов" превосходило "русских" в несколько раз. Как-то на мой вопрос "что ты во французы пошёл?", один из тогдашних знакомых ответил примерно так: читаешь в переводе письма, воспоминания, документы воевавших в Великой армии - нормальный язык, современные люди, всё понятно; начнёшь читать русских времён 1812-го года - "вельми, понеже, иже паки херувимы", отсталость дремучая какая-то, иногда самому себе с русского на русский переводить приходится. Конечно, речь шла о 16-17-летних ребятах, просто увлекавшихся историей, но как раз про такие образы и ассоциации сказано выше.
Tags: История отечественной исторической науки, История советского общества, Проблемы исторического знания
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author